Главная \ Новости \ Российский и мировой рынок стали. Итоги первой недели июня.

Российский и мировой рынок стали. Итоги первой недели июня.

« Назад

Российский и мировой рынок стали. Итоги первой недели июня. 13.06.2016 20:20

Рынок находится в состоянии выжидания. Все чего-то ждут, не предпринимая пока что каких-либо активных действий. Потребители стальной продукции в России рассчитывают на скорое удешевление проката, которое, собственно, уже началось на рынке арматуры, а вскоре, очевидно, должно распространиться и на листовой сегмент. На мировом рынке основные ожидания связаны со стабилизацией котировок, после чего, очевидно, и возобновятся закупки. Однако если выйти за пределы металлоторговли, ситуация представляется менее определенной. Можно сказать, что в режиме ожидания находится немалая часть российского бизнеса. Многие компании до сих пор надеются переждать неблагоприятные времена и поэтому минимизируют расходы и откладывают на неопределенное будущее новые проекты.

В первой декаде июня средний уровень спотовых цен на арматуру в Москве упал более чем на 6 тыс. руб. за т по сравнению с пиком в начале второй половины мая. Дистрибьюторы котируют эту продукцию немногим выше июньских отпускных цен заводов и, судя по всему, в дальнейшем пойдут на новые уступки, чтобы стимулировать продажи, объем которых значительно упал в прошедшем месяце. Очевидно, что и трейдеры, и их клиенты в строительной отрасли рассчитывают на удешевление арматуры на первичном рынке в июле. Вопрос лишь в том, насколько существенно придется уменьшить стоимость этой продукции производителям.

Ответ на него в значительной мере зависит от того, как будут развиваться события на мировом рынке сортового проката. Пока что котировки на нем продолжают идти вниз. Китайские компании предлагают заготовку в страны Ближнего Востока уже по $295-310 за т CFR, а поставщикам из СНГ, возможно, придется отступить до около $300 за т FOB. Тем не менее, в последние дни на региональном рынке появились некоторые обнадеживающие признаки. Цены на арматуру в Турции и странах Ближнего Востока, похоже, начинают стабилизироваться. И хотя нынешний уровень выглядит безнадежно низким по сравнению с апрельскими пиками, он все-таки превышает отметки января-февраля и позволяет металлургам получать хоть какую-то прибыль.

Перед праздниками в Китае (9-10 июня) приостановка спада наметилась и на азиатском рынке листового проката. Китайские компании, дойдя до дна в первых числах июня, попытались оттолкнуться от него, и что-то у них вроде бы получилось. Таким образом, стоимость китайского горячекатаного проката имеет шанс стабилизироваться в интервале $330-350 за т FOB, а от этой печки уже будут плясать другие участники мирового рынка. Завышенные цены на листовую продукцию в Турции и европейских странах уже пошли вниз, на очереди, очевидно, Россия.

В начале июня спотовые котировки на плоский прокат на отечественном рынке продолжали медленно подниматься, дотягиваясь до уровня заводских цен меткомбинатов. Однако дистрибьюторы признают, что дальнейший рост выглядит проблематичным. Потребители уверились в том, что стоимость стальной продукции вышла на пик, а значит, уже в скором будущем нужный товар можно будет приобрести дешевле. Судя по всему, в июле на уступки пойдут и меткомбинаты. Экспортная конъюнктура для них ухудшается, а на внутреннем рынке видимый спрос в текущем месяце выглядит совсем вялым и нуждается в стимулировании.

Впрочем, следует отметить, что вялость является сегодня общей проблемой всей российской экономики. Безусловно, в ней поддерживается определенный уровень инвестиционной активности. Компании наращивают производство пользующейся спросом продукции, зачастую успешно конкурирующей с импортными аналогами. В различных регионах страны строятся новые предприятия, реализуются инфраструктурные проекты, на сезонный пик выходят жилищное и социальное строительство. Однако реальное потребление остается существенно ниже нормы, в большинстве секторов не дотягиваясь даже до прошлогодних показателей.

Денег нет, взять их негде, поэтому никто не может позволить себе «лишние» траты. Такие жалобы продолжают поступать от многих поставщиков оборудования. Крупные проекты не запускаются. Даже относительно стабильные и денежные компании считают копейки и ограничиваются мелкими точечными капиталовложениями либо ремонтами. Очень сильно даже по сравнению с прошлым годом упал спрос на премиальную продукцию, например, окрашенный прокат с декоративным покрытием. На рынок трудно выводить новинки. Покупатели не желают рисковать и цепляются за привычных поставщиков. Аналогичные настроения сохраняются и на потребительском рынке. Автомобили, мебель, бытовая техника — во всех этих секторах продолжается снижение.

Все это, конечно, очень печально, так как слабый конечный внутренний спрос является главной причиной депрессии, в которой сейчас находится российская экономика. Компенсировать эту слабость за счет экспорта, на чем поднялись в последние десятилетия все «тигры» и «тигрята», начиная от Японии и Южной Кореи и заканчивая Турцией и Польшей, сейчас нереально. Западный потребительский рынок, до 2008 года являвшийся главным мотором глобальной экономики, сам переживает тяжелый кризис, из которого пока не видно выхода.

Сырьевые цены упали и, скорее всего, не поднимутся в ближайшие годы. Даже повышение нефти до более $50 за баррель пока ни в чем не убеждает специалистов. Большинство из них не исключают риска нового спада, вызванного вероятным обвалом западных фондовых рынков, ослаблением американской, европейской и китайской экономики. Поэтому внутренний рынок и только он может сыграть роль опоры для отечественной промышленности в обозримом будущем. Не зря министр экономического развития Алексей Улюкаев говорит об инвестициях как главном источнике роста российской экономики на ближайшие годы. Но какие могут быть инвестиции, если мало кто сегодня хочет вкладывать деньги?!

О каких же проблемах, препятствующих инвестированию, чаще всего упоминают российские компании? Пожалуй, если смотреть в корень, то все упирается в две главные трудности — курс рубля и дефицит финансовых ресурсов.

Что бы кто ни говорил, но слабый рубль не стал панацеей для российской экономики. От него реально смог выиграть только сравнительно узкий круг компаний, получающих преимущественно валютные доходы, но несущих основные расходы в рублях, да еще сельское хозяйство и некоторые другие отрасли, получившие реальный шанс серьезно потеснить иностранных поставщиков. Многим же промышленникам снижение курса рубля принесло больше проблем и неприятностей, чем возможностей.

Все дело в том, что дешевый рубль препятствует модернизации и импортозамещению, поскольку привел к удорожанию импортного оборудования, без использования которого сегодня не получить с приемлемыми затратами высококачественную продукцию, способную эффективно конкурировать с передовыми западными образцами. Именно это направление и оказалось самым слабым местом российской экономики. Отставание от передовых стран в станкостроении существовало еще во времена Советского Союза, а после погрома 90-х и сытых «нефтяных» лет, когда почти все можно было купить за границей, отрасль во многих ее секторах приходится буквально создавать с нуля. Для этого же нужны долгие годы и, самое главное, квалифицированные инженерные и рабочие кадры, которых пока тоже взять неоткуда.

Безусловно, подвижки в этом направлении начались, но нужно очень много времени и согласованных усилий государства и частного бизнеса, чтобы добиться каких-либо успехов. А в некоторых случаях создавать отечественные аналоги вообще не имеет смысла, так как нужное оборудование производят всего несколько высокоспециализированных компаний, которые нарабатывали свои «ноу-хау» десятилетиями и теперь успешно снабжают своей продукцией весь мир. А ведь и в машиностроении, и в производстве нишевой металлопродукции доля таких уникальных станков и обрабатывающих линий весьма велика.

По мнению ряда промышленников, государство могло бы оказать реальную поддержку процессу импортозамещения, если бы помогло компаниям приобретать за рубежом вот такое передовое оборудование и внедрять сопутствующие технологии. Причем, для этого нужны не только и не столько льготные валютные кредиты (хотя они бы, конечно, не помешали). За последние полтора года российский бизнес настолько сильно пострадал от непредсказуемости валютных курсов, что теперь дует на воду, предпочитая зачастую вообще ничего не делать, лишь бы избежать валютных рисков.

Вообще-то, с апреля курс рубля колеблется в узком коридоре, примерно от 64 до 68 рублей за доллар. Однако память о былых скачках еще слишком свежа, а всяческие «эксперты» не перестают поднимать волну, продолжая заявлять о возможном падении рубля то до 80, а то и до 100 руб. за доллар. И возразить против этого трудно. Это сейчас рубль стабилен, когда нефть постепенно, медленно, но дорожает. А что, если она снова пойдет на спад?! Центробанк РФ уже приучил всех к весьма попустительскому отношению к курсовым колебаниям отечественной валюты, а посему утратил доверие. При этом, многие участники рынка еще не свыклись с мыслью от том, что 65 рублей за доллар — это нормально, это надолго. Тем более, что курс Центробанка на минимизацию инфляции способствует сохранению ценовых диспропорций в российской экономике.

Таким образом, приходится признавать, что нормализация положения на российском валютном рынке таки будет зависеть, прежде всего, от повышения мировых цен на нефть. Однако вторую проблему для отечественной экономики российское правительство создало само, допустив рост процентных ставок до уровня, превышающего нормальную рентабельность бизнеса. Конечно, крупные компании нашли способ обходить это ограничение. Некоторые их них, включая, в частности, металлургов, снова имеют возможность привлекать достаточно дешевые деньги на внешних рынках, например, размещая еврооблигации. Но для среднего и мелкого бизнеса этот путь, понятное дело, закрыт.

Завышенные ставки вообще резко снижают эффективность довольно толковой, в целом, экономической политики нынешнего российского правительства. Несмотря на все проблемы и либеральные заморочки оно все-таки придерживается курса на реальную структурную перестройку экономики, не прибегая ко временным заплаткам наподобие американских и европейских программ QE. В нынешних условиях заливать экономику дешевыми кредитными деньгами бесполезно, от этого, подумав, отказались даже китайцы, в апреле-мае резко сократившие приток займов в реальный сектор экономики (что, кстати, стало одной из причин быстрого понижения задранных вверх внутренних цен на прокат).

Действительное создание новых производственных мощностей в промышленности и сельском хозяйстве, сопровождающееся сбросом излишков в таких отраслях как строительство, розничная торговля, автомобилестроение, - это тяжко, долго и трудно. А излишне жесткая денежная политика — совсем не тот фактор, который может облегчить и ускорить этот сложный и длительный процесс.

Правда на заседании совета директоров 10 июня Центробанк РФ все-таки понизил ключевую ставку на 0,5 п.п. до 10,5%. В меньшей степени, чем надеялись некоторые аналитики и промышленники, но все-таки это первое снижение с августа прошлого года. Вероятно, первая такая акция за десять месяцев будет воспринята рынком как положительный сигнал, хотя говорить о нормализации обстановки еще, конечно, слишком рано.

Как утверждает, в частности, министр экономразвития Алексей Улюкаев, нынешняя ситуация — это не кризис 1998 или 2008 годов, когда за быстрым падением последовал быстрый отскок. Это надолго, это новая нормальность, это объективная реальность, данная нам в ощущениях на годы и годы вперед. Если просто пытаться все это переждать, можно ничего не дождаться. Надо отталкиваться от того, что есть, и работать!